Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Поделиться...

Последние комментарии

Гормон любви заставляет лгать.

Опубликовано 01.04.2014

Почему люди врутГормон, который выделяется во время родов и секса, заставляет человека говорить неправду. Причем люди лгут, особенно не задумываясь. К такому выводу пришли израильские и голландские ученые.

Специалисты провели исследования, в которых приняли участие две группы мужчин. Первым закапали в нос окситоцин (гормон гипоталамуса), вторым - воду. Добровольцам предложили компьютерную игру, в ходе которой нужно было угадать результаты виртуальной жеребьевки. Команде победителей в качества приза пообещали 40 центов.

После этого ученые спросили, совпали ли их предположения с тем, что они увидели на экране - орла или решку. В результате, как пишет Daily Mail, обманщики были в обеих группах. При этом, в той, где давали окситоцин, лгунов оказалось на 13% больше, и решали они, что ответить экспертам, в среднем, за 2,22 секунды. У других на это уходило 2,86 секунды.

"Для того, чтобы выиграть и увеличить свое благосостояние, люди могут искажать истину и вести себя неэтично. Мы связываем это с действием окситоцина и нейропептидов, которые, как известно, способствуют сотрудничеству", - заявили Шауль Шалви из университета Бен-Гуриона и Карстен де Дрю из Амстердамского университета.

По их словам, когда от небольшой лжи зависят результаты работы команды, окситоцин толкает на то, чтобы сказать неправду. "По сравнению с эффектом плацебо, так называемый гормон любви также ускоряет время принятия нечестного решения. При этом на личных интересах он никак не сказывался", - добавили ученые.

Ранее необычные свойства у окситоцина обнаружили британские и корейские ученые. Гормон, который уже применяется в качестве средства лечения целого ряда психических расстройств и помогает людям, больным аутизмом, может быть использован в качестве средства борьбы с анорексией.

По словам автора исследования - эксперта по борьбе с анорексией Джанет Трежер, - окситоцин имеет большой потенциал для борьбы с опасным заболеванием. Вместе с тем она признала, что необходимо провести больше испытаний, чтобы с уверенностью говорить о возможном успешном лечении.